Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

e-poezd.ru

e-poezd.ru едет по Транссибу. город Свободный Амурская область.

На перекрестке двух дорог - одной железной, другой водной.
Стоит амурский городок - с хорошим именем - Свободный.

(Николай Ишков)

Свободный (до 1917 — Алексеевск) — город в России, административный центр Свободненского района Амурской области.

Город, основанный в августе 1912-го, изначально назывался Алексеевском. Имя это было ему дано в честь наследника царского престола, юного цесаревича Алексея Николаевича Романова. Но в марте 1917-го ветер революционных перемен достиг и берегов Зеи. На центральной площади прошёл гражданский митинг, на котором было принято решение переименовать город. Новое название Свободный было утверждено временным правительством.

e-poezd.ru нашел потрясающую историю о семье фронтовых артистов, которые познакомились и поженились в городе Свободном, жили в купе обычного вагона поезда, а потом путешествовали по стране. Приводим отрывок, и ссылку, по которой можно найти полностью мемуары автора.



Встретились и поженились мои родители в дальневосточном городе Свободном Амурской области Хабаровского края. Рекомендую любопытному читателю взглянуть на карту России и мысленно построить треугольник между ним и упомянутыми городами. Вот! Как иной раз складываются жизни и судьбы!

Спустя положенное время в семье актеров передвижного театра «ДОРПРОФСОЖ» появилось пополнение, т.е. сын Костик (это и был я). Моё рождение существенно усложнило быт нашей семьи и в вопросе питания и в жилплощади. Мать и отец проживали в купе пассажирского вагона (4 квадратных метра!). Кроваткой и коляской одновременно мне служила корзинка, поставленная на обычную откидную полку купе и привязанная к крючку на стенке (во избежание падения при передвижении состава).
Далеко на западе в это время бушевала Великая Война. Её страшное влияние не обошло жителей Дальнего Востока. В 1945-46 годах и в этих краях говорили пушки и пулеметы. Военные тяготы и лишения дальневосточники испытали в полной мере.
Как только я начал воспринимать окружающую обстановку, мне стало ясно, что самое главное после мамы и папы на свете это еда и тепло. С едой (как, впрочем, и с теплом) было очень сложно всем (ну, скажем так – почти всем). В зимнее время стены вагона промерзали так, что заклёпки изнутри купе покрывались инеем. Полувоенный китель железнодорожника сидел на отце как на вешалке. Когда на сцене театра ставили «Ревизора», отец, игравший городничего, был вынужден одевать под мундир большое количество «толщинок», чтобы придать фигуре персонажа хоть какую-то солидность. О маме говорить вообще страшно. Она перенесла тяжелое заболевание, которое в сочетании со скудным питанием вызвало состояние близкое к дистрофии. Ребенок (т.е. я) плачет, а молока в груди нет. Да что в груди? Не на каждой станции можно купить стакан молока (в те времена многое продавалось стаканами: молоко, сахар, орехи, семечки…). Ярко запомнившийся на всю жизнь эпизод, связанный с молоком приведу в качестве иллюстрации. Далее